Главная Новости Публикации Знаете ли Вы... Контакты Партнеры сайта Поиск

Поиск

Главная arrow Публикации arrow Исследования певческого голоса arrow Голос контртенора. Особенности высокой певческой форманты и техники пения
Голос контртенора. Особенности высокой певческой форманты и техники пения Печать E-mail
Рейтинг: / 6
ХудшаяЛучшая 
Автор В.П. Морозов   
29.01.2011 г.

Голос контртенора. Особенности высокой певческой форманты и техники пения

С применением специализированной компьютерной технологии проанализированы особенности высокой певческой форманты (ВПФ) группы из четырех профессиональных контртеноров в сопоставлении с аналогичными параметрами ВПФ известных академических певцов - теноров и группы женских голосов (меццо-сопрано и сопрано). Полученные результаты сопоставлены с данными Й.Сундберга и К.Хёгсета о механизмах работы гортани контртеноров. Высказаны представления о микстовой природе голоса контртеноров и индивидуальных особенностях их резонансной техники пения. Приводяться фрагменты интервью с одним из контртеноров.

Ключевые слова: контртенор, спектр голоса, спектральный анализ, высокая певческая форманта, механизмы голосообразования, резонансная техника пения.

Библиография: 20 источников.

Термином контртенор отличают от тенора мужской голос академического певца, специализирующегося на исполнении традиционных альтовых или сопрановых оперных партий (Вивальди, Гендель, Каччини, Моцарт, Скарлатти, Бах и др.), а также более поздних вокальных произведений (партии Вани, Ратмира в операх М.И. Глинки «Жизнь за царя», «Руслан и Людмила» и др.) (По материалам сайта: www.countertenors.ru и др.)

В последние десятилетия контртенор приобрел значительную популярность у слушателей. На сегодняшний день известны имена более 30 контртеноров из разных стран Европы, Азии, Америки, в т.ч. и ряд Российских контртеноров. Открываются школы по обучению контртеноров.

Вместе с тем природа голосообразования и техника пения контртенора остаются недостаточно изученной областью вокальной науки.

Настоящая статья посвящена компьютерным исследованиям относительного уровня и частотного расположения высокой певческой форманты в спектре голоса контртеноров.

Напомним, что высокая певческая форманта (ВПФ) - это группа усиленных по амплитуде резонаторами голосового аппарата певца высоких гармоник в области re-sol четвертой октавы (ок. 2400-3200 Гц), придающих голосу звонкость, громкость и полётность. Впервые ВПФ была описана У.Т. Бартоломью [17] и в дальнейшем - другими исследователями [10, 11, 4-8, 18, 19 и др.].

Методика

Оценка указанных акустических параметров ВПФ проводилась автором ранее на спектроанализаторах аналогового типа [4, 5, 7 и др.]. В настоящей работе была применена выполненная по техническому заданию автора специализированная компьютерная программа, позволяющая выделять нужную для анализа гласную в звуковом потоке вокального произведения, определять ее высоту в нотном обозначении и соответственно частоту звука в Герцах (Гц), измерять относительный уровень высокой певческой форманты (в электрическом эквиваленте звука голоса) в 1/3-октавной полосе в процентах по отношению к интенсивности всего звука в целом, а также - оценивать частотное расположение ВПФ на шкале частот спектра голоса. Данная компьютерная программа позволяет получить и проанализировать спектры как отдельных гласных певца в любом фрагменте исполняемого им вокального произведения, так и интегральные спектры всего произведения в целом.

Интегральные спектры дают усредненную картину спектра, т.е. статистически более типичную, чем спектры отдельной гласной. Вместе с тем, инструментально-музыкальное сопровождение (оркестр и др.) вносит свои дополнительные компоненты в спектр певческого голоса. Поэтому больше приходится доверять спектрам отдельных гласных, выбранных из арии в местах, где звучание оркестра минимальное или еще лучше - отсутствует, что, как правило, бывает в заключительной фразе (фермата, каденция) и/или колоратурные пассажи в середине вокального произведения.

Интегральный спектр, тем не менее, дает возможность уточнить частотное расположение ВПФ в спектре голоса, т.к. в области ВПФ относительный уровень спектра оркестра существенно снижен и ВПФ хорошо выделяется на его фоне. Что касается уровня ВПФ, то наличие мощных низкочастотных гармоник оркестра (как правило, ниже основного тона голоса певца) существенно снижает расчетную величину ВПФ (более подробно о компьютерных спектрах голоса певцов см.: [8]).

Результаты исследования

В данной работе было исследовано двадцать образцов голоса, с выделением спектров отдельных гласных на разных нотах диапазона или интегральных спектров полных вокальных произведений (или их фрагментов), исполненных четырьмя известными профессиональными контртенорами, в том числе:

  • Эрик Курмангалиев (пять гласных)
  • Рустам Яваев (шесть гласных и интегральный спектр, всего 7)
  • Евгений Журавкин (четыре гласных и интегральный спектр, всего 5)
  • Филипп Жарусски (три гласных)

С творческим биографиями указанных вокалистов и их репертуаром можно ознакомиться по их интернет публикациям [1, 2, 3, 15].

Примеры компьютерных распечаток спектров голоса Э. Курмангалиева, Р. Яваева, Е. Журавкина, Ф. Жарусски приведены на рис. 1, 2, 3, 4. Высокая певческая форманта отмечена полосой затенения. Цифровые параметры ВПФ справа (см. подпись к рис.1).

 

Спектр голоса Эрика Курмангалиева. Ария Ратмира. Гласн. «А»...

Рис. 1. Эрик Курмангалиев. Ария Ратмира. Гласн. «А», во фразе «Скорей ко мне, сюдА...», нота mib2. По горизонтали: частота спектральных составляющих (кГц, от 0,1 до 11 кГц и соответствующая этим частотам клавиатура рояля). По вертикали: относительный уровень (дБ). Справа - параметры ВПФ: относительный уровень высокой певческой форманты (ВПФ=11,8%) и ее частотное расположение в спектре (Fmax=3200 Гц). F1-F10 - гармоники спектра.

 

Спектр голоса Рустама Яваева. Ария Ратмира. Гласн. «А»...

Рис. 2. Рустам Яваев. Ария Ратмира. Гласн. «А» во фразе «Скорей ко мне, сюдА...», нота mib2. Остальные обозначения те же, что и на рис. 1.

 

Спектр голоса Евгения Журавкина. Ария Юлия Цезаря из оп. «Юлий Цезарь в Египте» Генделя

Рис. 3. Евгений Журавкин. Ария Юлия Цезаря из оп. «Юлий Цезарь в Египте» Генделя. Каденция в конце арии, гласн. «А», нота re2. Обозначения те же.

 

Спектр голоса Филиппа Жарусски. Ария Argillano (Se in ogni guardo...) из оп. Вивальди «Orlando Finto Pazzo»...

Рис. 4. Филипп Жарусски. Ария Argillano (Se in ogni guardo...) из оп. Вивальди «Orlando Finto Pazzo» («Орландо, мнимый безумный»). Нота fa#2 в заключительной части произведения. Обозначения те же.

 

Таблица 1

Контртенора

ВПФ, %

ВПФ, Гц

Анализируемые гласные выделены крупно

Э. Курмангалиев

11,8

3200,8

Ария Ратмира. Гласн. «А» во фразе «Скорей ко мне, сюдА…», нота mib2.

Э. Курмангалиев

23,5

2887,4

Ария Ратмира. Гласн. «У» во фразе «Не покидайте страстного дрУга…», нота fa2.

Э. Курмангалиев

13,7

2923,8

Ария Ратмира. Гласн. «О» во втором слове «сон», «Сладкий сон, сладкий сОн, обними меня…», нота re2.

Э. Курмангалиев

20,9

3270,7

Ария Ратмира. Гласн. «А» во фразе «В жАркий час любви…», нота si1.

Э. Курмангалиев

12,3

3182,7

Ария Ратмира. Гласн. «А» во фразе «И в памяти зажглАсь забытая любовь…», нота do2.

Среднее

16,4
± 5,4

3093,1
± 174,8


Р. Яваев

40,6

2524,5

Ария Ратмира. Гласн. «А» во фразе «Скорей ко мне, сюдА…», нота mib2.

Р. Яваев

17,0

2749,1

Ария Ратмира. Гласн. «У» во фразе «Не покидайте страстного дрУга…», нота fa2.

Р. Яваев

16,2

2864,1

Ария Ратмира. Гласн. «О» во втором слове «сон», «Сладкий сон, сладкий сОн, обними меня…», нота re2.

Р. Яваев

23,1

2670,6

Ария Ратмира. Гласн. «А» во фразе «В жАркий час любви…», нота do2.

Р. Яваев

32,1

2563,2

Каватина Танкреда из оперы «Танкред» (Дж.Россини). Гласн. «А» во фразе «Сada un empio traditore coronАte la mia fe…», нота fa2.

Р. Яваев

45,1

2427,2

Каватина Танкреда. Гласн. «Е» в словах «la mia fE», «Сada un empio traditore coronate la mia fE», нота do1.

Р. Яваев

31,2

2596,9

Каватина Танкреда. Интегральный спектр фразы «Tu che accendi questo core tu che desti il valor mio, alma gloria, dolce amore, secondate il bel desio!»

Среднее

29,3
±10,9

2627,9
± 160,5


Е. Журавкин

17,9

2692,6

Ария Юлия Цезаря (Юлий Цезарь в Египте, Гендель). Фермата и каденция в конце арии, гласн. «А», нота mib2.

Е. Журавкин

8,6

2863,9

Ария Юлия Цезаря. Рулада в середине арии. Гласн. «О»,  нота sib2.

Е. Журавкин

13,9

2568,8

Ария Юлия Цезаря. Рулада в середине арии. Гласн. «О», нота mib2.

Е. Журавкин

22,5

3005,3

Ария Юлия Цезаря. Рулада в середине арии. Гласн. «О», нота fa#2.

Е. Журавкин

12,1

2967,3

Ария Юлия Цезаря. Интегральный спектр. Колоратурные пассажи середине и конце арии.

Среднее

15,0
± 5,4

2819,6
± 185,3


Ф. Жарусски

13,4

2937,9

Ария Argillano (Se in ogni guardo…) из оп. Вивальди «Orlando Finto Pazzo» («Орландо, мнимый безумный»). Нота fa#2.

Ф. Жарусски

24,2

3248,5

То же самое,  нота sib1.

Ф. Жарусски

8,7

2940,8

То же самое,  нота fa1.

Среднее

15,4
 ± 8,0

3042,4
± 178,5


В таблице 1 представлены индивидуальные для каждого из контртеноров  результаты компьютерных измерений уровня высокой певческой форманты  (ВПФ, %), а также данные о высоте ноты, тапа гласной и фрагмента вокального произведения, из которого были выделены гласные для анализа спектра.

Полученные результаты свидетельствуют об определенных индивиудальных различиях среди обследованных нами контртеноров как по относительному уровню высокой певческой форманты, так и по ее частотному расположению. Различия эти наблюдаются как при пении разных произведений (табл. 1), так и по средним значениям указанных параметров ВПФ (табл. 2). При этом у Курмангалиева, Журавкина и Жарусски средний уровень форманты приблизительно одинаков: 16,4, 15,0 и 15,4% соответственно, а у Яваева существенно больше – 29,3%

 

Таблица 2

Средние значения относительного уровня высокой певческой
форманты (ВПФ, %) и ее частотного расположения (ВПФ, Гц)
в спектре голоса контртеноров

Категория
певцов

Число проанализированных спектров

Относительный
уровень ВПФ, %

Частотное
расположение ВПФ (F, Гц)

Э. Курмангалиев

5

16,4 ± 5,4

3093,1 ± 174,8

Р. Яваев

7

29,3 ±10,9

2627,9 ± 160,5

Е. Журавкин

5

15,0 ± 5,4

2819,6 ± 185,3

Ф. Жарусски

3

15,4 ± 8,0

3042,4 ± 178,5

Примечание. Наряду со средними значениями уровня ВПФ (%) и ее частотного расположения в спектре голоса (ВПФ, Гц) в таблице приведены средние разбросы этих показателей, т.е. общепринятые в статистических измерениях величины среднеквадратических отклонений от среднего (±σ).

 

Несомненный интерес представляет сопоставление указанных параметров  ВПФ контртеноров со значением их в спектрах голоса обычных теноров, а также в женских голосах (см. табл. 3). Средние значения уровня ВПФ (%) и ее частотного расположения (Гц) были получены по ранее исследованным нами спектрам голоса известных мастеров вокального искусства [8], в том числе: 17 спектров теноров (Дж. Лаури-Вольпи, И. Иосифов, С. Лемешев, И. Козловский, М. Дель Монако, П. Доминго, Х. Каррерас, Л. Паваротти, В. Атлантов, В. Норейка) и 20 спектров меццо-сопрано (В. Борисенко, Е. Образцова, И. Архипова, И. Богачева, Р. Тебальди, М. Оливьеро, Б. Руденко, Т. Милашкина, Л. Масленникова, Г. Демитрова, М. Каллас). У некоторых из указанных вокалистов было взято не по одному, а по два или три спектра, т.е. всего 17 спектров теноров и 20 спектров женских голосов.

Таблица 3

Сопоставление средних значений  уровня ВПФ (%)
и ее частотного расположения (Гц) для группы контртеноров, женских голосов и теноров

Категория
певцов

Число проанализированных спектров

Относительный
уровень ВПФ, %

Частотное
расположение ВПФ (F, Гц)

Контртенора

20

20,4 ± 10,2

2854,3 ± 252,1

Сопрано и меццо-сопрано

20

26,6 ± 7,1

3058,9 ± 261,6

Тенора

17

40,5 ± 11,8

2646,8 ± 150,3

Примечание. Разница между указанными в табл.3 значениями ВПФ контртеноров, теноров и женских голосов статистически достоверна при вероятности нуль-гипотезы p<0,05.

 

Сопоставление данных на табл. 3 показывает, что средний уровень ВПФ группы контртеноров (20,4%) существенно ниже, чем у теноров (40,5%) и женских голосов (26,6%). Что же касается частотного расположения ВПФ, то контртенора занимают промежуточное положение (2854,3 Гц) между тенорами (2646,8 Гц) и женскими голосами (3058,9 Гц). Разница статистически достоверна при вероятности нуль-гипотезы p<0,05.

 

Средние значния параметров высокой певческой форманты контртеноров, группы теноров и женских голосов (меццо-сопрано и сопрано).

Рис. 5. Средние значния параметров высокой певческой форманты контртеноров, группы теноров и женских голосов (меццо-сопрано и сопрано).

Верхняя часть (А) – уровни ВПФ (%), ранжированные по степени уменьшения, Нижняя часть (Б)– частотное расположение ВПФ (Гц) в спектре голоса; ранжировано по степени возрастания. Условные обозначения: Тен. – тенора, Р.Яв. – Р.Яваев, Жен. – женские голоса (м.сопрано и сопрано), Э.Курм. – Э.Курмангалиев, Ф.Жар. Ф.Жарусски, Е.Жур. – Е.Журавкин.

 

Индивидуальные различия между контртенорами по указанным параметрам ВПФ, в сопоставлении со средними данными теноров и женских голосов для наглядности представлены графически на рис. 5.

Обсуждение результатов

Установленные нами различия среди контртеноров по параметрам ВПФ, равано как и отличия их от теноров, есть основания объснить особенностями работы голосового аппарата певцов, т.е. особенностями техники пения.

Обычно считается, что голос контртенора это «разработанный фальцет». Вместе с тем, не ясно, в чем конкретно состоит механизм этой «разработки». Известно, что спектр певческого голоса и его тембр определяются двумя факторми.

Во-первых, особенностями работы голосовых складок, которые при пении в грудном регистре формируют более насыщенный  высокими обертонами спектр голоса, а при фальцете уровень высоких гармоник снижается. В обоих случаях амплитуда гармоник спектра голосовых складок более или менее круто (в среднем ок. 12 дБ/окт.) спадает от основного тона к высоким частотам и не содержит никаких формантных максимумов в т.ч. и ВПФ. Попытки приписать голосовым складкам способность образовывать ВПФ «по механизму краевого тона», т.е. без участия резонаторов (Рудаков, 1964) теоретически и экспериментально не обоснованы. В области ВПФ (2000–3000 Гц) спектр колебаний голосовых складок даже при форсированном звуке на 30–50 дБ ниже основного тона голоса и повторим, – не имеет сколько-нибудь заметного максимума амплитуды гармоник (по данным лабораторий Белл, Фанта и др.).

Во-вторых, спектр голоса зависит от активности резонаторов голосового аппарата, которые значительно видоизменяют спектр голосового источника (голосовых складок), т.е. образуют формантную структуру как речевого [14. 13], так и певческого голоса, в частности высокую певческую форманту, как уже упоминалось (см. выше) [8, 9, 19].

Что касается первого механизма, то в недавней работе Й.Сундберга  и К.Хегсета [20] с применением современных глоттографических технологий установлено, что по сравнению с тенорами и баритонами контртенора: 1) поддерживают в пении значительно более низкое субглоттальное  фонационное давление воздуха (около 20 мм Н2О, вместо 40–50 и более мм Н2О у теноров и баритонов), что приводит к менее плотному смыканию голосовых складок, 2) фаза смыкания голосовых складок у контртеноров значительно короче и соответственно фаза размыкания длиннее, 3) ток воздуха через голосовую щель больше, 4) форма импульсов тока воздуха более округлая, что приводит к снижению уровня высоких гармоник в спектре и преобладанию основного тона голоса.

Вместе с тем при пении контртенорами «чистым фальцетом» указанные особенности колебаний голосовых складок проявлялись в значительно большей степени [20]. Это хорошо видно на рис. 6, любезно присланном мне по e-mail профессором Йоханом Сундбергом, с разрешением для опубликования в данной статье.

 

Глоттограммы баритона, тенора и контртенора при пении обычным звуком (Modal, нижний ряд) и фальцетом (Falsetto, верхний ряд). (по: J. Sundberg).

Рис. 6. Глоттограммы баритона, тенора и контртенора при пении обычным звуком (Modal, нижний ряд) и фальцетом (Falsetto, верхний ряд).

По вертикали – интенсивность (амплитуда импульсов) тока воздуха через голосовую щель как функция времени (Transglottal airflow). По горизонтали – время, мс (Time) (по: J. Sundberg).

 

Форма импульсов тока воздуха через голосовую щель  при фальцете (рис. 6), как у контртеноров, так и у теноров и баритонов приобретает почти синусоидальный характер, что теоретически неизбежно должно отразиться на звуке в виде значительного снижения амплитуды высокочастотных составляющих спектра по отношению к основному тону голоса (первой гармонике).

В указанной работе Сундберга и Хёгсета, к сожалению, не проводились параллельные исследования спектра голоса контртеноров при пении обычным для них голосом и фальцетом.

В этой связи в ходе интервью с одним из обследуемых нами контртеноров – Рустамом Яваевым – мы попросили его спеть один и тот же звук своим обычным голосом средней силы и фальцетом.

Результаты, приведенные на рис. 7, объективно показывают, как резко снизилась амплитуда высоких обертонов; в частности, уровень ВПФ – с 17,2% до 0,7%, т.е. практически до нуля. Эти результаты хорошо согласуются с исследованиями Р.Х. Колтона по сравнительму спектральному анализу голоса академических певцов в обычном (modl) и фальцетном регистрах [16] и, как уже упоминалось выше – обусловлены теоретически.

Таким образом, полученные нами результаты также, как и работа Сундберга Хогсета, дают основание полагать, что механизм голосообразования контртеноров не чисто фальцетный, а носит, скорее  всего, микстовый характер. Это, кстати, с уверенностью утверждал также и контртенор Р. Яваев в нашей беседе (см. ниже).

Вместе с тем по параметрам ВПФ согласно нашим данным и работе гортани [20] механизм голосообразования контртенора существенно отличается не только от чисто фальцетного, но и обычного (modal) регистра академических теноров.

 

Спектры голоса контртенора Рустама Яваева при пении обычным для него голосом (А) и фальцетом (Б), нота sib1

Рис. 7. Спектры голоса контртенора Рустама Яваева при пении обычным для него голосом (А) и фальцетом (Б), нота sib1. Обозначени те же, что и на рис. 1. 


Наличие ВПФ в спектре голоса всех контртеноров свидетельствует об использовании ими в определенной степени резонансных механизмов техники пения, т.к. ВПФ имеет резонансное происхождение [9]. Вместе с тем определенные признаки как бы «фальцетности» присутствуют в голосе контртеноров, как по объективным данным, работы гортани [20], так и на слух. В последнем случае голоса контртеноров ассоциируются, как известно, со звучанием женского голоса, что объективно определяется смещением частоты их ВПФ в область, характерную для женского голоса, т.е. выше 3000 Гц (Курмангалиев, Жарусски). Смещение же ВПФ в область мужского голоса, т.е. ок. 2600 Гц, придает звуку более теноровый тембр (Яваев). Впрочем, в определении тембра голоса контртенора, как любого другого голоса, имеют немаловажное значение и другие формантные области спектра и соотношение между их амплитудными и частотными характеристиками.

 

Фрагменты беседы В.П. Морозова с контртенором Рустамом Яваевым

профессор В.П. Морозов и контртенор Рустам Яваев
профессор В.П. Морозов и контртенор Рустам Яваев
- Рустам Тагирович, у Вас большой, красивый голос, близкий по акустическому строению, в частности по параметрам высокой певческой форманты, к голосам высоких лирических теноров. Чем объяснить, что Вы решили стать контртенором?

- Вы знаете, это получилось как бы само собой. Мне всегда нравилось петь высоким, ярким звуком и после мутационного периода я старался сохранить эту способность петь так же высоко, как в детстве. Поэтому «ломки голоса» у меня как бы и не было.

- Наши исследования показали (и это определяется и на слух), что голоса разных контртеноров существенно различаются по тембру, диапазону и т.п., то есть подразделяются на более лирические и драматические типы. От чего это может зависеть - природа, школа?

- Во-первых, как в случае обычных голосов, от природных данных певца, а во-вторых, от техники пения, от школы, которую получает певец при обучении. Меня учили по эверардиевской школе: это дыхание и резонанс, свободная глотка, гортань, конечно и все тело. Ведь мы поем всем телом и если где-то мы зажимаем, это сразу же отражается на звуке. Например, зажатое дыхание - зажатый звук.

- А у кого Вы учились петь?

- Я учился у профессора Георгия Ивановича Урбановича. Он говорил: «Ну, что же мы будем петь легоньким комнатным звучком? Надо осваивать и оперный репертуар, например, Ратмир. На большую сцену «с микрофоном во рту» не выйдешь, надо овладевать профессиональной техникой».

- Да, я слушал Вас в роли Ратмира на юбилейном концерте Г.И. Урбановича в Рахманиновском зале Консерватории, Ваш голос звучал ярко, полетность прекрасная.

- Я благодарен Георгию Ивановичу, он дал мне хорошую резонансную школу.

- Скажите, а как Вы представляете и ощущаете резонанс?

- Для меня это прежде всего «дыхание в спину», ощущение резонанса спины, грудь, конечно и соединение грудного и головного резонансов.

- Это эверардиевское «ставь голова на грудь, а грудь на голова», как он говорил?

- Да, конечно, при распевке я всегда стараюсь соединить эти резонансы с дыханием. Конечно, многое зависит от тесситуры произведения. При высокой тесситуре надо петь более собранным звуком, но объемным, не теряя груди; грудь дает объем звуку.

- Очень интересно. А как Вы ощущаете верхний резонатор?

- Это, конечно, область носа, твердого нёба и обязательно купол, ощущение купола. Без резонанса купола гортань не будет свободной, нужен зевок (показывает). Но все свободно - гортань, глотка свободна, без напряжения и зажатости. Свобода достигается на основе наших естественных движений; не просто открыть рот, а как бы зевнуть, не теряя купола.

- А голосовые складки и гортань Вы как-то регулируете?

- Нет, я уже сказал, что главное - слежу за дыханием и резонансом. Я должен весь резонировать, как дека. Купол, зевок, дыхание - наверное, это как-то влияет на гортань и связки, но специально я ничего в гортани не регулирую. Для меня важно ощущение удобства и свободы гортани, как и всего тела.

- Как Вы оцениваете технику контртенора; это разработанный фальцет?

- Мне кажется, техника у разных контртеноров бывает разная. В конце 90-х годов и даже еще в 2002 г. контртенора пели в основном таким легеньким бездыханным, микрофонным, конечно, фальцетиком. Но это уже изрядно поднадоело публике. Сейчас, мне кажется, на смену приходит уже микстовый механизм голосообразования, что является результатом хорошо организованного дыхания и резонансной техники, соединение головного и грудного резонаторов. Резонанс дает голосу свободу, легкость и вместе с тем объемный яркий звук. Этого требует большая академическая сцена. Но, конечно, и сегодня в голосах контртеноров слышатся разные техники. Я думаю, это определяется и природными данными и психологией певца.

- Не могли бы Вы показать голосом разницу между фальцетом и Ваши обычным звуком?

- Боюсь, что чистым фальцетом у меня не получится спеть. Как я Вам уже говорил, я пою микстом, а это уже другое (поет негромко несколько раз, как обычно и фальцетом; см. рис. 7).

- Очень интересно! А как Вы лично психологически представляете свой голос? Например, партии Ратмира, Вани в операх Глинки традиционно исполняют женские голоса. Не отождествляете ли Вы свой голос со звучанием женского голоса?

- Нет, нет! Свой голос я ощущаю как мужской, но, естественно, как очень высокий, яркий и свободный. Вчера после концерта одна женщина мне сказала: «Вы поете не как обычно контртенора, а как бы мужским звуком». Как я уже сказал, это дает мне резонансная техника. Спина, грудь, голова, нос, рот - все должно вибрировать, резонировать. Это главная забота певца. Если тело, дыхание не резонирует, а только напрягается, звук пропадает. Певец должен ощущать свободу и удовольствие от пения. Тогда и публика это почувствует и оценит.

- Несомненно. Это уже психология восприятия певца слушателем. Два слова о Ваших творческих планах.

- Скоро еду в Лос-Анджелес. Меня пригласили участвовать в трехактном вечере балета. Буду петь произведения Михаила Глинки, Антонио Вивальди. Потом, возможно, будет премьера в Большом театре.

- Желаю Вам творческих успехов!

 

* * *

В заключение автор считает своим долгом выразить благодарность Йохану Сундбергу (Johan Sundberg) – профессору Департамента по исследованию речи, музыки и слуха Королевского технологического института Швеции (Стокгольм) за любезно предоставленные материалы по исследованию особенностей работы гортани и фонационного дыхания контртеноров.

Литература

1. Жарусски Ф. Биография певца на сайте открытой энциклопедии «Википедия»: http://en.wikipedia.org/wiki/Philippe_Jaroussky

2. Журавкин Е.С. Официальный интернет сайт певца: www.zhuravkin.com

3. Курмангалиев Э.С. Биография певца на сайте открытой энциклопедии «Википедия»: http://ru.wikipedia.org/wiki/Курмангалиев,_Эрик_Салимович

4. Морозов В.П. Обертоны певческого голоса // Музыкальные кадры. – Л.: 1962. № 4.

5. Морозов В.П. Измерение звонкости голоса // Музыкальные кадры. – Л.: 1964. № 13.

6. Морозов В.П. Тайны вокальной речи. – М.-Л., Наука: 1967.

7. Морозов В.П. Биофизические основы вокальной речи. – М.-Л., Наука: 1977.

8. Морозов В.П. Искусство резонансного пения. Основы резонансной теории и техники. – М.: 2002 (2-е изд. 2008).

9. Резонансная теория пения // статья на сайте Свободной энциклопении «Википедия»: http://ru.wikipedia.org/wiki/Резонансная_теория_пения

10. Ржевкин С.Н. Слух и речь в свете современных физических исследований. – М.-Л.: 1936.

11. Ржевкин С.Н. Некоторые результаты анализа певческого голоса, – Акуст. журн., 1956, Т.2, вып. 2, С.205–210.

12. Рудаков Е.А. Новая теория образования верхней певческой форманты // Применение акустических методов исследования в музыкознании. – М.: 1964.

13. Сорокин В.Н. Теория речеобразования. – М.: 1985.

14. Фант Г. Акустическая теория образования речи. – М.: 1964.

15. Яваев Р.Т. Официальный интернет сайт певца: www.yavaev.ru

16. Colton RH. Spectral characteristics of the modal and falsetto registers. Folia Phoniatrica, 1972; 24: 337–44.

17. Bartholomew W.Т. A physical definition of good voice quality in the male voice // Journ. Acoust. Soc. Amer. 1934. №6. P.25—33.

18. Sundberg J. Formant Structure and Articulation of Spoken and Sung Vowels // Contributions of Voice Research to Singing. Houston (Texas), 1980.

19. Sundberg J. The Science of the Singing Voice. Dekalb, Illinois, 1987.

20. Sundberg J., Högset C. Voice source differences between falsetto and modal registers in counter tenors, tenors and baritones // Logopedics Phoniatrics Vocology 2001; 26: 26–36.

 

Впервые опубликовано:
Морозов В.П. Голос контртенора. Особенности высокой певческой форманты и техники пения // ж. Голос и речь, N1(3) 2011 . С. 12-25.

Ссылки:

 

Читать интервью

Последнее обновление ( 12.12.2016 г. )
 
След. »
Последние публикации на сайте
Материалы по этой теме
Популярное
rtpr_cover.gif