Интервью с Ириной Богачевой о технике пения
Автор В.П. Морозов   
10.05.2009 г.

Беседа В.П. Морозова с Ириной Богачевой о технике пения 

Есть много талантливых оперных певцов,
но не каждому суждено творческое долголетие.
Талант Ирины Богачевой кажется удивительным и неисчерпаемым...

Валерий Гергиев

 

- Ирина Петровна, Вы окончили Ленинградскую консерваторию в 1967 году, пели на профессиональной оперной сцене еще в студенческие годы, но и теперь, спустя 40 лет Ваш голос звучит на сценах крупнейших музыкальных театров в нашей стране и за рубежом. Невольно возникает вопрос: чем можно объяснить столь необычное творческое долголетие: природными данными или школой - совершенством вокальной техники?

- Думаю, и тем и другим. Природа, конечно, это основа. Если природы нет, то не о чем и говорить. Она дает музыкальность, тембр, диапазон. Но надо, чтобы и голова была. Если же от природы одаренный певец не позаботится приобрести надежные вокальные навыки, т.е. хорошую школу, технику пения, то голос ему быстро откажет. Это, к сожалению, часто бывает.

- В чем же состоит эта хорошая школа? Вы, как я помню, учились у Ираиды Павловны Леваидо.

- Да, это мой консерваторский педагог. А она ученица М.И. Бриан - известной певицы. Но на кафедре все придерживались эверардиевского направления. А Эверарди, как вы знаете, был сторонником диафрагматического дыхания и резонансного пения.

- Каковы же основные принципы Вашей техники пения. На что Вы ориентируетесь?

- Прежде всего - это дыхание и, конечно же - резонаторы. Звук должен быть резонансным. Искусство пения - это искусство дыхания. Это первое! Чтобы дыханием, особенно глубоким, низким дыханием удерживать голос на всех гласных, на всех нотах только в одном месте. И все вот в этом головном резонаторе (показывает на область переносицы и лобных пазух).

- Это высокая позиция.

- Да.

- Как Вы ощущаете резонанс, например в груди?

- Ну, грудь все время звучит. Это моя природа. Но специально не следует «сажать» нижние ноты на грудь, т.к. может пострадать середина диапазона и верхи.

- Но отключать грудной резонатор нельзя?

- Ни в коем случае! Все должно звучать естественно. И грудь как бы от ощущения стона. И нижние ноты должны быть в верхнем резонаторе и верхние нельзя лишать грудной опоры дыхания, резонирования.

- Ирина Петровна, но певческий голос, как Вы знаете, есть результат работы не только дыхания и резонаторов, но и гортани с голосовыми связками...

- Голосовые связки? Надо забыть о них. Гортани нет! У меня поют резонаторы. Да! Именно резонаторы поют! Такое должно быть ощущение. Фиксировать внимание певца на голосовых связках вредно, особенно - начинающего, т.к. это обязательно вызовет, как правило, приводит к зажатому горловому звуку.

- Вы учились у Дженнаро Барра. Он о дыхании говорил?

- Конечно. Вдох - не перегруженный. Ни в коем случае! Любое перегруженное дыхание - это зажим. Поэтому Барра и Ириада Павловна учили: когда вдыхаешь, как будто не вдыхаешь до конца. И петь начинаешь, как бы на этом неоконченном вдохе. Звук как бы продолжает этот неоконченный вдох.

- Очень интересное представление о вдыхательной установке. А что Барра говорил об ощущении резонанса?

- Он говорил об ощущении звука «в костях», где зубы, твердое нёбо. Ни в коем случае «из костей не выходить», ни в коем случае звук «не опрокидывать». Голос надо ощущать «под носом», все гласные - А, Э, И, О, У - все тут (показывает). И, конечно, точка резонанса должна быть обязательно здесь (показывает на область между бровями). Это называется «третий глаз».

- В этой области находятся лобные пазухи. Я их называю «резонаторы-индикаторы».

- Да. Из этой области ни в коем случае не выходить, все время ее ощущать, и чем ниже звук, тем больше (показывает голосом).

- Вы много ездили по разным странам. Где, на каких сценах, что Вы пели?

- Ла Скала, пела «Бал Маскарад» (Ульрика), сейчас только оттуда приехала - Евгений Онегин (Няня). Метрополитен (Пиковая дама), во Франции (Кармен), в Болгарии, Югославии, Германии (Аида, Трубадур), в Китае с нашим театром - Пиковая дама (Графиня) и еще что-то, сразу не припомнишь.

- На каких языках вы поете?

- На французском, итальянском, немецком. На английском не пою.

- Что в основном дала вам стажировка у Барра?

- Нельзя сказать, чтобы что-то принципиально новое, - если говорить о технике. Может быть, более активный акцент на резонаторы, особенно на верхний, головной. Вместе с тем и Ираида Павловна говорила и о грудной опоре и о высокой позиции, о близком звуке. Думаю, что наши вокально-технические принципы во многом совпадают. В любом случае должна быть связь: дыхание и резонанс. Это основное! Другое дело, как певец или педагог сумеет реализовать это на практике.

- Значит традиции резонансной эверардиевской школы вы продолжаете у себя на кафедре?

- Да, безусловно. Это для меня самое главное.

- Пресса и коллеги-музыканты с восторгом отзываются не только о вашей вокальной технике, но и об исполнительстве. Вот, я читаю, Андрей Петров: «На какую бы сцену, театральную или филармоническую, ни выходила Ирина Богачева, она царит на ней. В самом ее облике, артистической манере, в звучании голоса есть что-то царственное, ее появление в любой аудитории рождает атмосферу праздника музыки, праздника искусства». Как вам все это удается? 

- Мне кажется, это взаимосвязано. Вокальная техника, конечно, существует не ради вокальной техники. Она служит художественной цели. Но что я могу сделать, не владея техникой. Это смешно. Поэтому, только владея совершенной вокальной техникой можно решать художественно-исполнительские задачи. Это неразрывное единство. Хотя, несомненно, что вокальную технику надо развивать как бы и самостоятельно, отрабатывая на упражнениях. И поэтому вокально-технически правильный звук - это тоже искусство. Это составная часть нашего исполнительского искусства.

В исполнительство каждый из нас вкладывает как бы свою душу. Как он понимает художественный образ, так и воспроизводит его на сцене. А хорошо ли это он делает или не очень - это уже судить публике. Хотя и у самого певца должен быть свой «барометр» совершенства исполнения. Он, как правило, бывает, наверное, должен быть у мастера, у профессионала выше, самокритичнее, чем у публики. Это не просто. Но только тогда он и будет держаться на высоте своего положения.

- Еще вопрос к вам как Председателю научно-методического Совета по вокальному искусству при Министерстве Культуры РФ: как вы относитесь к науке о певческом голосе?

- К серьезной, полезной нам науке - положительно. Работа вокального педагога сложна и ответственна, поскольку в наших руках - судьба таланта. Но у кого из педагогов не было сомнений, правильно ли он ведет ученика? Взять хотя бы определение типа голоса или вопрос резонанса. Далеко не всем ясна его важная роль в пении и не каждый педагог, - я имею ввиду - в масштабе страны, - владеет методикой работы над резонансной техникой.

Да и никаких методических руководств по научному обоснованию и развитию резонансной техники не существовало. Поэтому ваша книга «Искусство резонансного пения» - несомненно, полезное научно-методическое пособие для нашей вокально-педагогической практики.

- Спасибо, Ирина Петровна. Чего бы вы пожелали молодым певцам и педагогам?

- Прежде всего - хранить и развивать в своей работе лучшие традиции нашей отечественной и мировой вокальной школы и, конечно же - успехов в искусстве резонансного пения!

Опубликовано:
В.П.Морозов. ИСкусство резонансного пения. М., 2008, с.452-455.

 

Последнее обновление ( 30.06.2009 г. )